Главная » Статьи » ст.Передовая: век 19-й

Начало. Как это было... 160 л. ст.Передовой

«Дальше нас только горы…» (Как это было…)

Предыстория…

 В начале 19 века Кавказское казачество обеспечивало защиту огромной территории от берегов Каспия до Усть-Лабинской крепости на Кубани, но людей не хватало. После окончания русско-турецкой и русско-иранской войн в начале 19 века большая часть Закавказья стала частью Российской империи, и территория Северного Кавказа оказалась глубоко в тылу, вот почему встала задача обезопасить дороги, соединяющие империю с Закавказьем, от набегов горских народов, а также предотвратить распространение английского и турецкого влияния на Северном Кавказе.

К 1842 году Кавказская линия простиралась от Черного моря до берегов Каспийского моря, большую её часть, в том числе: Кисловодскую, Кабардинскую, Сунженскую, Терскую линии и линию Военно-Грузинской дороги; – охраняли линейные казаки.

К 1840 году по степному правобережью Приурупья кочевали ногайцы, проживали черкесы-бесленеевцы, они жили в аулах по реке Уруп и рекам Малом и Большом Тегиням. В верховьях Урупа в четырёх аулах жили абазинцы, а один их аул находился на реке Кува там, где теперь расположен хутор Ильич.

Для надёжной охраны новых линий необходимо было основывать новые казачьи станицы, а для этого нужны были люди. Для этого с 1829-1830 г.г. правительство разрешило выходцам из внутренних губерний заселять уже имеющиеся казачьи станицы, кроме этого было получено позволение размещать в новых местах переселенцев из числа малороссийских казаков, государственных крестьян, людей самого разного звания: дворян, отставных и служащих солдат, крестьян и раскольников.

За вторую четверть 19 века численность Кавказского линейного казачьего войска (КЛКВ) выросла с 30,0 тыс. человек до почти 90,0 тысяч. Большую часть пополнения составляли желающие нижние чины регулярных войск, выслужившие свой срок. И полков стало 19, к ним добавились 2 пеших казачьих батальона.

Хоперский казачий полк был переброшен на передовую линию борьбы с горцами, которая находилась в верховьях рек Большого Зеленчука и Урупа. Не давали покоя и турецкие войска.

Главная военная турецкая ставка находилась в Сухуми, а её войска доходили и до станицы Бесстрашной. Хоперскому казачьему полку и нескольким пешим казачьим пластунским батальонам во взаимодействии с другими полками довелось вести с ними бой (это было в 1857 году) в районе нынешней станицы Передовой.

Наши войска выбили противника с занимаемых позиций по хребту от горы Лысой и преследовали его до аула Кува (Кувинский), бывший хутор Калинин под горой Баранаха.

В этом ауле турки и горцы закрепились, а также по рекам Уруп, Кува и Гамовская, а наши войска – по Урупу и реке Аргош (жители называют её Рогожка). Позже турецкие войска были изгнаны из аула Кувинский и отброшены за реку Лабу, а от горы Лысой черкесы повернули на восток, переправились через реку Большой Зеленчук и там остановились, т.е. закрепились на правом берегу этой реки.

 

Начало…

В 1858 г. в Кавказском линейном казачьем войске образована 3-я Урупская бригада (ставшая затем 5-й) и в течение нескольких лет построены укрепления: Майкопское, Псебайское и станицы: Спокойная, Подгорная, Удобная, Передовая, Исправная и Сторожевая, годом ранее 1-й конный Урупский полк разместился в станице Отрадной. В 1859 году была основана станица Надёжная.

Одним из новых линейных казачьих полков стал образованный Приказом Военного Министерства от 20 марта 1858 года 2-й конный Урупский казачий полк, основу его составляли казаки Хоперского полка.

Его командиром был назначен войсковой старшина Стефан Александрович Венеровский, из кавказских дворян, который командовал полком с 14 мая 1858г. по 9 января 1871г., затем уже в чине полковника переведен в Екатеринодарский полк (из послужного списка Венеровского С.А."Список генералам по старшинству", 1886г. ), закончил Стефан Александрович свою службу в чине генерала-от-кавалерии.

Заселение шести новых станиц предполагалось провести путём вывоза «охотников», т.е. добровольцев Кавказского линейного, Донского и Малороссийского казачьих войск и закубанских поселян. Вначале командование Российской армии на Северном Кавказе предполагало основать станицу Передовую там, где теперь находится хутор Ильич, но  из-за того, что место слияния Урупа и Кувы было топким и непригодным для проживания, определили для неё место, где она теперь находится. В 1857 году солдаты специальной воинской команды приступили к подготовке устройства станиц Передовой и Удобной: подвезли строительный лес, вырыли ров, насыпали вал для защиты от набегов горцев.

На окраинах станицы с четырёх сторон были установлены ворота большой высоты, сделанные из толстых брёвен. Около каждых были устроены дозорные посты. Военные топографы наметили улицы и приусадебные участки, в центре станицы определили место для церкви и церковной площади.

14-15 мая 1858 года на Урупскую линию для поселения в ст. Удобной, Спокойной, Подгорной, Исправной, Сторожевой и Передовой прибыло в первой группе донских казаков из ст.Старочеркасской 199 семейств, что было засвидетельствовано квитанцией о принятии их в ст.Отрадную и по их особому распределению в окружающие шесть станиц. Для помощи их следования до станиц им была придана конвойная команда из 2-х урядников и 20 казаков.

В Краснодарском краевом государственном архиве хранится дело войскового правления Кубанского казачьего войска (фонд №252, ОП–1 д. №2298, лист 16-17-18). В архивном фонде войскового правления Кубанского войска имеется сообщения наказного атамана Донского казачьего войска Хомутова о выступлении переселенцев из донских станиц на Лабинскую линию, из которого следует, что 15 мая 1858 года семьи донских казаков двинулись в дальнейший путь на Кубань на бричках, запряжённых лошадьми и волами. Тянулся бедный люд, поближе к горам Кавказа, в надежде обрести желанное благополучие.

Переселенцы из донских казаков имели с собой полное боевое оружие, 665 строевых и упряжных лошадей, 32 пары рабочих волов, 394 валовых возов и конных повозок, некоторые из них запаслись для посева зерном.

В списке первых переселяемых семейств коренных жителей в ст. Передовую значатся следующие фамилии /с указанием откуда переселяются, а также составы их семей/:

  1. из Старочеркасска - Богачков Захар Трофимович, жена Евдокия, дети – Николай, Егор, Татьяна и Василий;
  2. из ст. Богаевской - Колесников Михаил Михайлович, жена Анна;
  3. из ст. Калитвенской - Семиглазов Трифон Евстигнеевич, жена Ульяна, дети – Варлам и Андрей;
  4. из ст.Митякинской – Иваненков Савелий Григорьевич, жена Аксинья, сын Михайло;
  5. из ст.Луганской – Соколов Никита Семёнович, жена Лукерья, дети: Василиса и Марина;
  6. из ст.Луганской – Панченков Алексей Моисеевич, жена Аксинья, дети: Василий и Наталья;
  7. из ст.Вернегерской – Никулин Пётр Кондратьевич, жена Аксинья;
  8. из ст.Располинской – Болдарев Наум Михайлович, жена Гапия;
  9. из ст.Мигулинской – Милованов Сидор Матвеевич, жена Дарья, дети: Фрол, Федосея;
  10. из ст.Мигулинской (за ст.Казанскую) Чернов Дмитрий Яковлевич, жена Прасковья;
  11. из ст.Федосеевской (за ст. Слащевскую) – Журавлёв Тимофей Сафронович, жена Ольга, дети: Иван и Степанида;
  12. из ст.Скуширинской – Ильичёв Ананий Гаврилович, жена Евгения, дети: Ирина, Анисья и Аксен;
  13. из ст.Федосеевской (за ст.Слащевскую) – Попов Евсей Фёдорович, жена Елизавета, дети: Андрей и Фима;
  14. из ст.Етеревской – Болдарев Савелий Григорьевич, жена Матрёна, дети: Иван и Андрей;
  15. из ст.Раздорской – Секачёв Николай Павлович, жена Федосья, дочь Настасья;
  16. из ст.Ярыжевской – Попов Дмитрий Семёнович, жена Настасья, дети: Макрида и Дарья;
  17. из ст.Правоторской – Попов Иван Трофимович, жена Ульяна;
  18. из ст.Новомарьевской – переселенцы казаки Щучкин Иван, Гридин Фёдор, Парахин Иван, Корелов Фёдор, Пигонкин Аким, Кирин Иван, Меркулов Антон.
  19. В именном списке переселенцев из Полтавской губернии Зенковского округа Грунской волости села Пирок значится Ефременко Алексей Сидорович, жена Акулина, их сыновья: Алексей, Иван, Лонгвин с женой Алёной, дочь Варвара.

В фонде войскового хозяйственного Черноморского Казачьего войска имеется дело «О следовании Анапско-кубанских поселян для поселения в шести новых станицах на Урупской линии». За 1858 год в списке семейском закубанских поселян станицы Суворовской, отправленных для поселения в Урупской бригаде, значится семейство Игната Дацука, а именно Дацук Игнат Павлович, жена Ксения, дети: Козьма, Савва, Евдокия, Ксения, к ним причислена Евдокия Доцукова, брат Пётр, племянницы его Татьяна, Анна. Причём Евдокия находилась в Черноморске, Татьяна была замужем, Анна - в неизвестной отлучке. Согласно другому документу имел Дацук Игнат Павлович со своим семейством 2 головы рабочего скота, 4 гужевых и одну повозку.

Эта станица Суворовская была населена в 1843 году при урочище Суворовская батарея на Черноморском побережье малороссийскими казаками, государственными крестьянами. Так как станицы побережья оказались в не благополучных почвенно-географических условиях и к 60-м годам они выполнили своё военное назначение, их жители были переселены, в новые станицы передовых линий в том числе, ст.Передовую.

Среди первых в 1858 году прибыли в станицу и казаки Магилатов Степан Герасимович и Цукуров Василий Данилович.

Летом в 1858 году ещё прибыло под охраной казаков для поселения шести станиц 303 семьи переселенцев: из них: офицерских – 3, линейных казаков – 122, донских казаков – 39, малороссийских казаков – 35, анапских поселян – 71, отслуживших солдат и приписных в казачье сословие – 33.

Потомки казаков, первых переселенцев и теперь живут в ст.Передовой. Это Богачковы, Гайченцевы, Додуховы, Дацуковы, Ерёменко, Ивановы, Ильичёвы, Лавриненко, Магилатовы, Мирошниченко, Панченко, Парахины, Пинтаковы, Подольские, Семиглазовы, Стрельниковы, Сушковы, Тимохины, Тульневы, Ушенко, Цукуровы, и многие другие.

 

Первые годы…

Жизнь казаков на Урупской Линии отличалась от жизни черноморцев тем, что здесь станицы селились непосредственно около укреплений, а в Черномории вдали от них. Посему здесь жизнь казака была беспокойнее, но зато он, состоя на службе, мог заниматься своим хозяйством. Вследствие этого хозяйство Линейных казаков быстро налаживалось, и линеец жил богаче Черноморца.

На «замиренный» Кавказ из своих старых станиц казаки переселялись неохотно, между ними и представителями власти часто вспыхивали споры и конфликты. Так, Военный министр писал в ответ на жалобу донских казаков, что «не находит никаких средств освободить их от повинности по высшим государственным соображениям» и просил Донского атамана «употребить все зависящие меры к внушению казакам, что назначение из их среды переселенцев на Кавказ есть крайняя государственная необходимость, что ядро русского населения на Кавказе с давних лет составляли их же предки, на Донцов, как на народ воинственный, правительство надеется более, нежели на другие сословия, что, наконец, льготы и различные от казны пособия с избытком удовлетворяют переселенцев в первых их потребностях, а богатство сельских угодий на предложенных к их переселению местностях удовлетворяют в полной надежде на совершенное обеспечение их в будущем». Петербургские власти, разумеется, умалчивали о том, какие трудности ожидают переселенцев на новых местах, и что их жизнь в приграничье все равно будет похожей на прифронтовую. Об этом свидетельствуют мемуары непосредственных участников событий. «Я был назначен командиром второго Урупского полка, - пишет в своих воспоминаниях С.А. Венеровский. – Первым моим делом было заселение богатого, пустынного края. Мною был поселен полк в совершенно незнакомой горной местности и основаны станицы Подгорная, Спокойная, Удобная, Передовая, Исправная и Сторожевая. Тяжело жилось здесь. Постоянно приходилось жить начеку, соседи у нас были очень неспокойный народ – горцы. В первый же год угнали они скот из ст. Сторожевой, а во второй – из Передовой и Зеленчукской. Мы платили им той же монетой… При устройстве станиц в каждой полагалось по 300 дворов, причем двор составляли 3-е мужчин, способных носить оружие, так что если войско или сотню вывести из станицы, все же оставалось население, способное обороняться… В каждой такой вновь оборудованной и устроенной станице полагалось по 3 офицера; этим офицерам-поселенцам давались подъемные деньги, усиленное жалование, а также «провиант» на все семейство… Бывало не раз, что офицер, устав служить в полку, наскучив полевой бивуачной жизнью, с охотой шел в поселенцы…».

Кроме казаков Кубанского, Терского, Донского и Азовского войск в предгорья Кавказа были также переселены казаки из Оренбургского и Уральского войск. Любопытный комментарий о новом составе своего 2 Урупского полка приводит С.А. Венеровский. «Во время формирования сотен, командир 3-й сотни фон-Штейн (эта сотня станицы Передовой) попросил запечатлеть на картине всех присутствующих. Получилась довольно интересная и оригинальная картина, все поселенцы в своих национальных костюмах (выходцы из Донского, Оренбургского войск, внутренних губерний и др.), тут же линейные казаки и я – верхом на лошади». /К сожалению, неизвестно сохранилась ли картина, и пока она не найдена./

Служба в КЛКВ делилась на полевую и внутреннюю.

Полевая состояла в содержании постов и караулов по кордонной линии, в резервах для прикрытия населённых пунктов, а также в выставлении резервов для подкрепления военных экспедиций против горцев.

Внутренняя заключалась в охране станиц, сопровождении арестантов, дежурствах при станичных правлениях.

С 1856 года срок службы казаков был сокращен с 30 до 25 лет (полевая – 22 года, внутренняя – 3 года.).

Стараясь заинтересовать казачье население, правительство утвердило ряд льгот линейцам – казаки имели право пользоваться земельными наделами, не платили подати, не поставляли, как крестьяне, рекрутов. Получали казаки и денежное вознаграждение, в соответствии занимаемой должности и воинскому званию, так хорунжим – 125 руб. серебром, сотникам – 83 руб., рядовым – по 3 руб. 45 коп.

Долгая Кавказская война выработала совершенно особый тип линейного казака, отличный от казаков других войск. Линейный казак непревзойдённо владел искусством верховой езды, мастерски обращался с оружием, был прекрасным следопытом и разведчиком. Кроме того был высоко дисциплинирован и отличался почитанием своих командиров. По кордонным линиям главными стражами стали казаки-пластуны (казаки-пехотинцы), они несли службу на самом переднем крае. В засадах и секретах они лежали «пластуном» - отсюда и название. В боевой обстановке, сближаясь с противником, переползали «пластаясь». Стреляли «на хруст» - по звуку животного или врага, даже не видя объект, точно попадали в цель.

От казаков других войск линейцы отличались и одеждой, она была ближе к «черкесскому образцу» - папаха, бурка, башлык, мягкие кавказские сапоги; тяжелые сабли были заменены шашками, а вместо длинных пик в ходу были горские кинжалы.

Ввиду того, что Кавказская Линия заселялась в условиях боевой обстановки и при образовании станиц не принимались во внимание условия климатические, удобства поселения, жизни и пр., а учитывались лишь стратегическое или тактическое значение, т. е. станицы поселялись в пунктах, важных в военном отношении, как например горные проходы, ущелья, на низких местах с нездоровым климатом. В первые же годы после переселения в этих местах развилась ужасающая смертность. В некоторых станицах в течение полутора лет умерло до 20 процентов.

Переселенцы трудно привыкали к новому климату, от которого часто болели лихорадкой, так как долина от ст. Передовой до Кувинского ущелья была заболочена и являлась рассадником малярийных комаров.

В сентябре-месяце 1858 года начальник штаба войск правого крыла Кавказской линии доносил наказному атаману о том, что жители станиц подвергаются особенной болезни, но для лечения их нет медикаментов. В конце того же года войсковой медик, коллежский советник Никольский посетил станицы, предложил принять доступные медико-полицейские меры.

В это же время местное начальство сообщало о том, что многие жители, что прибыли из других мест в ст.Передовую, являются людьми безродными или, проще говоря, бобылями. Войсковой старшина Венеровский писал по этому поводу наказному атаману: «Эти люди, много лет проведя в одиночестве в разных местах, привыкли к бессемейной жизни и, едва узнав здесь один другого, ни в коем случае не подают надежды на согласие жительства». Войсковой старшина Венеровский С.А. признавал во многом мастерство их рук, а поэтому они были приняты на поселение в этих местах.

Местные казаки опасались «бобылей», которые вольно вели себя в отношении даже замужних женщин. По рассказам старожилов, чтобы снять напряжение, специально приглашали одиноких женщин из других мест переехать жить в станицу Передовую, где они смогут обрести свои семьи.

Бывали и занятные случаи: как-то в один из религиозных праздников, вся станица вышла в центр на гулянье. Забава заключалась в том, что женщины становятся в одну шеренгу, а местные одинокие мужчины (бобыли) – напротив, в другую шеренгу. По сигналу дежурного обе шеренги направляются друг к другу, встречается пара, они должны были пожениться. Что было и сделано, образовалось, таким образом, более 20 пар.

В первые годы своего существования станица занимала небольшое место. В основном, был занят современный центр. На севере она доходила до нынешнего радиоузла (от нынешней ул.Заводской), на востоке до подножия горы Пикет, на юге по Сладкую речку (от Климанова моста до р.Аргош), а на западе - река Аргош до плодоцеха. Местность была покрыта густым сосновым, березовым и дубовым лесом.

Станица кругом была окопана глубоким широким рвом, его часто называли просто - канава). В канавах торчали набитые острые дубовые колья с тем, чтобы в случае неприятельских набегов ни люди, ни лошади не могли через эту канаву перебраться. На окраинах станицы было установлено четверо ворот, Около каждых ворот стояли орудия с обслугой и дежурные посты. Северные ворота находились на месте, где сейчас расположен продовольственный магазин около радиоузла.

Условия жизни поселенцев были крайне тяжелыми. Разработка земли, занятие хозяйством, охрана окрестностей станицы, участие в боевой и кордонной службе. Не проходило дня, чтобы на станицу с гор и густых лесов не нападали горцы или турки. Поэтому боевые кони почти не расседлывались, бывали случаи, когда в дозорах находились женщины и девушки, а так же подростки. Они были вооружены огнестрельным оружием и несли дозорную службу. И пословица была такая: «Слава казачья, да жизнь собачья».

Один из первых поселенцев Магилатов Степан Герасимович, рядовой казак, рассказывал своим детям и внукам о любопытном случае, происшедшем в станице Передовой в первые годы.

Однажды турки под прикрытием темной ночи переправились со стороны хутора Зубкова, который был за Урупом (сейчас он нежилой), через реку и, узнав о том, что казаки и солдаты в честь какого-то религиозного праздника крепко выпили, стремительно ринулись на лошадях к северным воротам. Заметившая их казачка Дацукова успела запереть ворота и поднять тревогу. Своим героическим поступком она спасла жизнь населению станицы. Конный отряд турок, не успевший вскочить в ворота, бросился вокруг станицы, перебил пастухов, пасших в ночное время скот, забрал гурты скота, овец и погнал их за реку Лабу, казаки, разбуженные Аксиньей Дацуковой, оседлали лошадей и бросились в погоню. Турецкий отряд был настигнут у реки Лабы. Завязался бой. В жаркой схватке казаки уничтожили почти весь турецкий отряд, отбили свой скот и пригнали его домой, а здесь раздали его всем, у кого он был забран. А за проявленную бдительность и находчивость казачка Дацукова была публично награждена медалью «За службу на Кавказе» и денежной премией (К сожалению, подтверждающих эту историю документов, пока не обнаружено).

Из рассказа долгожителя: «Летом 1858 года в станице появился мальчик лет 12-ти, круглый сирота. Его приютили станичники. Он стал пастухом. Однажды за станицей, возле горы Пикет на пригорке он пас телят. Заметив чужой отряд, бросился в станицу поднять тревогу, но вражеская пуля настигла его, в нескольких шагах от ворот. Наши дозорные успели быстро отразить атаку и отбить тело.

Встал вопрос, где его похоронить? Кладбища ещё не было. Решили всей станицей похоронить его на месте гибели, как героя. Похоронили, поставили ему маленькую часовенку. С тех пор там образовалось кладбище, которое существует и по настоящее время.

Первые дома поселенцы строили из бревен или же турлучные, потом обмазывали (вальковали) турлучиной с соломой. Тут же рубили лес и тут же строили себе хаты. Хаты строились небольшие, одна на другую похожие, покрытые соломой или осокой.

В 1861 году в ст.Передовой проживало уже 302 семьи, 1742 человека. В станице уже были станичное правление, казённая канцелярия и питейный дом.

В 1863 году в ст. Передовой учреждена школа, где обучалось только 30-40 мальчиков казачьего сословия. На школу отпускалось 150 руб. в год, из них 120 руб. на жалование двум учителям. Школа была построена там, где находилась аптека вольная, которая попала под снос для строительства на этом месте Дома культуры.

Кавказское Линейное Войско существовало по Положению 1845г. до 19.11.1860 года, когда по окончании покорения Восточного Кавказа и, имея в виду завоевание Западного Кавказа, была произведена реорганизация Кавказских войск, в результате которой в 1860 г., после того, как русским войскам сдался имам Дагестана Шамиль, Кавказское Линейное Войско было реорганизовано и разделено на три части:

Восточная часть с Волжскими и Гребенскими казаками образовали Терское Казачье Войско, штаб переносят из Екатеринодара во Владикавказ;

Некоторые станицы в средней части были переименованы в села и причислены к Ставропольской губернии,

Западная же часть, в составе шести бригад, в том числе Хоперский, Кубанские, Урупские полки, была соединена с Черноморским Войском, образовав Кубанское Казачье Войско, которому и дано было старшинство с 1696г. по вошедшему в состав Войска Хоперскому полку, как самому старейшему. За этими казаками, вышедшими из состава Кавказского линейного казачьего войска в новое войско, закрепилось название Линейцы.

Путешествующий по Кавказской линии известный французский писатель Александр Дюма так оценивал военные способности линейцев: «Линейный казак – это единственный воин, который сражается как артист, и находит удовольствие в опасности… Рассказывают о невероятной храбрости этих людей». По словам писателя, горцы отдавали четырёх донских казаков за одного своего товарища, но линейного казака меняли только «один на один».

19.11.1860г. Черноморское Казачье Войско упраздняется, на месте его создается Кубанское Казачье Войско.

За время своего существования 2-й Урупский полк не один раз менял номера, название и дислокацию, объединялся и разъединялся с другими полками. После создания Кубанского Казачьего Войска полк продолжает формироваться уже в Майкопском отделе, примерно в 1864 - 1868 годах (данные документально пока не подтверждены) и к нашей станице отношения уже не имеет. Передовские казаки вновь стали относиться к Хоперскому полку.

В первые годы всё население подчинялось военному режиму. На ночь ворота запирались, выставлялись караулы и конные разъезды для её обороны. Ворота открывались с восхода солнца. На работу в поле на рассвете люди выезжали под охраной, а с заходом солнца возвращались домой. Мужское население с 15 лет постоянно носило холодное оружие - кинжалы.

Были случаи, когда горцы и турки нападали на хлебопашцев и уводили их в плен. Такой случай произошёл с жителем станицы Передовой казаком Могилатовым Егором Герасимовичем, который выехал со своей женой в поле на работу и был пленен турками. После трехмесячного заключения он был отпущен в станицу, а жену оставили заложницей, позже она стала женой турецкого военачальника.

Постепенно жизнь налаживалась, в 1864 году закончились военные действия. Вскоре в станице было построено казачье правление. Это небольшое деревянное помещение, крытое соломой, стояло на углу, где находилась школа, потом Дом культуры и музей.

Атаманами станицы до 1920 года были Мирошниченко Алексей Арсентьевич, Мирошниченко Василий Карпович, Подзолко Григорий, Баев Максим Иванович, Ерыгин Алексей, Цукуров Василий Данилович, Иванов Иван Григорьевич, Колесников Полиевкт Киндеевич, Салгалов Сергей Фирсович, Звонарёв Сергей, Языченко Николай, Языченко Федор Николаевич, Кузякин Максим, Басонец Иван, и др. Командиром военизированного отряда был Цукуров Василий Данилович, коноводом этого конного военизированного отряда был Могилатов Иван Григорьевич.

На Северном Кавказе в 1868 году был принят закон «О дозволении русским подданным не войскового сословия приобретать собственность в землях казачьих войск».

С 1869 г. на участках рядом со станицами разрешалось селиться выходцам из Центральной России. Это имело значительные социальные последствия: у казачества быстро сокращалось количество свободной юртовой земли, являвшейся социально- экономической основой их военно-служивого быта, а в области увеличивался приток так называемого «иногороднего» населения, которое было представлено крестьянами, рабочими, торговцами и промышленниками. В результате, начали назревать социальные проблемы, расти напряженность: казаки требовали сохранения своего особого статуса и прав, а «иногородние» мечтали перераспределить казачьи земли и, ссылаясь на свой численный перевес, пытались добиться исключения их населенных пунктов из-под управления казачьих властей. Менялось также и положение самих казаков. «С окончанием Кавказской войны, – говорилось в одном из официальных документов, – служба казаков на Северном Кавказе ограничена весьма незначительным нарядом для конвоирования почты, денежных сумм, арестантов и содержанием караулов внутри войска, то есть такими обязанностями, которые принадлежат скорее к службе внутренней, чем полевой. … Главная обязанность сих войск будет заключаться в мирное время в командировках определенного числа строевых частей на внешнюю очередную службу, а в случае войны – в наряде на службу всех строевых казаков или такого числа их, какое признано будет необходимым». С 1870 г. поголовная воинская служба казаков была отменена, ее срок сокращался и после ее завершения казаки имели право уходить в отставку. Нестроевые казаки вместо кордонной службы платили определенный налог в войсковую казну.

 

 В 1875 году в центре ст. Передовой была построена очень красивая высокая деревянная церковь, освящена в честь покровителя казаков святого великомученика Димитрия Солунского 8 ноября 1875г., Церковь была огорожена под закрой высоким забором в два метра. Сама она была деревянная, покрыта оцинкованным железом. При церкви была построена из сосновых бревен сторожка, крытая железом. На строительство церкви с каждой семьи было удержано по 25 руб., которые были взяты из денежных пособий переселенцев (по 117 руб. на семью). В первый год жизни в станице была раскинута церковная палатка, а потом поставлена временная часовня.

 К 15 декабря 1875 года в ст. Передовой было 259 дворов, 2178 жителей, 1 церковь, 261 дом (2 общественных и 259 частных). Была построена деревянная крытая соломой церковно-приходская школа. Первым заведующим и учителем этой школы был Иваненко Никанор Сергеевич. В школе обучалось около 30 мальчиков. Построено: 1 запасной хлебный магазин, 3 лавки (так называли магазины), 4 кузни (кузница с 4-мя кузнецами), 8 водяных мельниц, ещё одна школа, в которой было 2 учителя и 51 ученик.

В 1881 году в ст.Передовой было 269 дворов, 1 церковь, 10 водяных мельниц, 3 мельницы-вальцовки, 1 народное училище и 62 ученика.

Станица Передовая расширялась. Прибывали переселенцы с других регионов, с Украины, Дона, строились. Они привозили с собой пшеницу на посев, стали заниматься и земледелием, разрабатывали поля. Приезжие казаки владели всеми крестьянскими профессиями и ремеслами, постепенно богатели.

Например, казак Андрианов Роман сделал печь «Горно» для обработки горшков, кувшинов, макитр из глины. Покрывал красиво изделия глазурью, продавал. Кличка у него была «Горшколёп». Он построился за Аргошем (угол Красной и 8 Марта), ещё делал свистульки для детворы.

Гришаев Афанас (построился около Климанова моста) – валяльщик, шерстобит, валял валенки, бурки, войлочные подстилки, брыли (шляпы с полями).

Никольские занимались бондарным делом, делали деревянные кадушки, бочки, ушаты, шайки для бани, - всё было из дуба, красивое, добротное. Отличное качество и красота изделий пользовались спросом.

Булавинов Роман с семьей изготовляли кирпич-сырец из песка и глины, а его жена Елизавета на «верстати» (самодельный ткацкий станок) ткала красивые холсты, рядна, ложники, рушники, половые дорожки.

Жигайловы занимались пчеловодством, были зажиточными хозяевами. Они первые в центре станицы построили двухэтажный дом.

Многие станичники стали заниматься пчеловодством, ульев не было, плели сапетки для пчелосемей из ивовых прутьев, потом обмазывали их глиной, высушивали, вставляли внутрь рамки с сотами, сажали пчёл. Затем появились добротные деревянные ульи, и 30-80-е годы пчеловодство (мёд и маточное молочко) приносило большой доход колхозу.

 

К началу 20 века…

 К 1900 году основным занятием населения станицы являлось земледелие. Высевалась пшеница, рожь (не прижилась), ячмень, овес, горох, подсолнечник. Занимались и скотоводством. Ловили рыбу сетями, хватками и сачками (их плели женщины и мужчины из суровых ниток) и купырями (плели подростки из прутьев вербы, ивы, ставили на ночь, а утром вынимали улов). Выращивали овощи. Сначала зерновые косили серпами и косами, затем появились конные косилки, грабли, лобогрейки, а для обмолота зерна появился «паровик».

Изменился облик Передовой, среди жителей выявились зажиточные казаки, среди них были лавочники, владельцы мельниц, маслобоек, кустарных мастерских и т.д. В ст.Передовой свои магазины имели казаки: Шахановы, Филатовы, Крюковы, Ющенко, Табеловы, Васяткины, Чупикины, Ушенкины, Пинтаковы, Тихоненко, Белашовы, Ильченко, Безусовы, Крутиёвы, Жигайловы, Аловердовы, Терзеевы (Терезеевы), Царёвы и др.

Многие имели также свои мельницы, как: Синицыны, Жигайловы, Шуруповы, Безусовы, Кулешовы, Говорущенкины (Говорущенко), Колесниковы, Сердюковы, Сорокины, Кривушины, Бурдачёвы и другие. Были и маслобойки: Мирошниченко Иван, Мирошниченко Алексей, Гончаров Иван, Ушенко и др. Поскольку начало развиваться зерновое хозяйство, появились и свои паромолотилки. У многих были свои: Полянских, Мирошниченко, Синицыных, Выродовых, Куриловых, Кулешовых, Решетняка, Языченко и др.

Появились у зажиточных казаков Магилатовых, Безусовых, Ивановых, Жигайловых добротные дома, крытые железом.

Построили новое светлое помещение станичного правления, в 1917-1922 годы там заседал реввоенсовет, оно и сейчас стоит в аварийном состоянии на ул.Белоруссовой напротив кафе. Перед закрытием там располагались классы машиноведения средней школы №8.

В 1900 году была построена начальная школа с 3-летних обучением (учитель Успенский П.И.), по его завещанию в 1946 году его личный дом и подворье было использовано под больницу станицы. В 1912 году было построено 2-классное казачье училище. Строителем был Поправкин Иван Селиверстович. Много лет учителями там были Иваненко Никанор Сергеевич, Проскурин Александр Иванович, Проскурина Надежда Ивановна, Скиба Нина Максимовна (Митрофановна), Успенский Павел Иванович и др.

Появился в станице и фельдшерский пункт, в котором много лет работали фельдшеры: Захарова (Захаров), Дубинкин (Дубинин), Скороходов и другие.

 Станица хорошела, быстро увеличивалась. Население быстро росло и в 1912 году достигло 7 тысяч, в 1913 – 7397 человек, в 1916г. – 7899 человек.

 

Впереди был долгий и бурный 20-й век…

 

  Материал подготовлен на основе воспоминаний старожилов, хранящихся в рукописном альбоме станицы Передовой, записок Е.Я.Поколовой, почетного жителя ст.Передовой и публикаций, находящихся в открытом доступе сети Интернет, а также собственных исследований.

В том числе:

- Николаенко Н.Д. Кавказское линейное казачье войско. На защите южных рубежей России.(1832–1860гг.)

Точка доступа: https://cyberleninka.ru/article/v/kavkazskoe-lineynoe-kazachie-voysko-na-zaschite-yuzhnyh-rubezhey-rossii-1832-1860-gg

- Матвеев О.В., д. ист.н., проф. каф. дореволюционной истории КубГУ (г. Краснодар). Из жизни и наследия офицера Урупской бригады /

Точка доступа: http://www.slavakubani.ru/kazachestvo/fame-cossack/cossack-fate/iz-zhizni-i-naslediya-ofitsera-urupskoy-brigady/

О.А.Серкова, заведующая общественным краеведческим музеем ст.Передовой

Категория: ст.Передовая: век 19-й | Добавил: Ольга (08.08.2018)
Просмотров: 41 | Теги: Урупская линия, станица Передовая, первопоселенцы станицы Передовой, 1858 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0